Дело по несовершеннолетним ч. 2 ст. 158 УК РФ


Несовершеннолетние, шутки, магнитные ворота, два кроссовка

Это уголовное дело было очень тяжелым, не могу утверждать, что оно было трудным. Его окончание подтвердило незаменимость для адвоката качеств проницательности, решительности, слаженности и ответственности.

Я защищал пятнадцатилетнего парня, который вместе со своим ровесником приятелем решил вынести из одного обувного магазина, расположенного в известном в Туле торговом центре обувь. Причина этого поступка неясна только лишь потому, что обувь была женской и не подходила ни одному из них по размеру, предполагается, что была на одну ногу.

Подросток объяснял свой поступок желанием пошутить - проверить работоспособность датчиков ворот магазина, установленных для недопущения выноса неоплаченного товара. Когда несовершеннолетний пытались таким образом «пошутить», их остановили охранники магазина. Они попросили подростков показать содержимое их рюкзаков. У одного подростка оказалась правая кроссовка, у другого – левая. Охранники вызвали менеджера магазина. Менеджер попросил несовершеннолетних оплатить «товар», а в случае отказа, пригрозил вызвать полицию. Подростки не хотели огорчать родителей и пытались самостоятельно найти необходимую сумму через своих знакомых. Но никто из их сверстников не располагал требуемой суммой. Между тем время текло и терпение охранников заканчивалось.  В итоге была вызвана следственно-оперативная группа. По прибытию сотрудников полиции несовершеннолетние решились позвонить родителям. Отец одного из подростков оплатил в двукратном размере стоимость «похищенных» кроссовок». Однако, по окончанию предварительной проверки было возбуждено уголовное дело по ст. 158 УК РФ.

Моего будущего несовершеннолетнего подзащитного допросили, он пояснил происшедшее простым желанием пошутить и нежеланием похищать белые женские кроссовки.  

Однако обстоятельства, изложенные в материалах дела, формально указывали на факт совершения преступного деяния. Показания охранников были таковы, что были все основания для привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности. Первоначально мой подзащитный вину не признавал, как и не признавал вину его приятель, которого защищал мой коллега. Защитник другого несовершеннолетнего советовал своему доверителю и его отцу занять позицию непризнания вины.

Мой опыт работы по аналогичным делам указывал, что непризнание вину может неблагоприятно сказаться на будущем моего несовершеннолетнего подзащитного. Ему грозила судимость, так как все доказательства указывали на его причастность к совершению преступления. Однако я сомневался, у меня были фантазии об оправдательном приговоре, меня соблазняла решимость моего коллеги – защитника другого несовершеннолетнего. Я был в нерешимости и растерянности. Я неоднократно разговаривал с родственниками моего подзащитного, несколько раз беседовал по телефону с защитником другого несовершеннолетнего, который был высочайше уверен в невиновности подростков – отсутствии состава преступления. Это был тяжелый промежуток времени сомнений и грез. На мне была ответственность за судьбу человека – груз моей профессии. Адвокат не просто советник, указывающий множество вариантов поведения и путей движения, равнодушно предлагающий возможность выбора, он помощник. Моя задача заключалась не допустить катастрофы для несовершеннолетнего, судимость явно ненужная штука на молодом жизненном пути. Поэтому мне необходимо было убедить родителей несовершеннолетнего отрешиться от выбранной другим несовершеннолетним линии защиты.

Мой подзащитный признал вину. Ему представилась возможность рассчитывать на прекращение уголовного преследования и назначение в отношении него принудительных мер воспитательного воздействия.

В итоге и другой несовершеннолетний признал вину.

Уголовное дело окончилось тем, что в отношении несовершеннолетних были назначены принудительные меры воспитательного воздействия.

Получить бесплатную консультацию